Главная страницаНовости Литературные релизы

11/03/12

О герое монодрамы Е. Гришковца “Как я съел собаку”


О герое монодрамы Е. Гришковца “Как я съел собаку”
Рекомендованная автором продолжительность рассказа – час-полтора. Учитывая многочисленные авторские отточия, когда читатель может остановиться и ощутить себя на месте героя – ведь люди похожи.

Герой-рассказчик монодрамы – среднестатистический человек без претензий на умствования, обращаясь больше к самому себе, нежели к зрителю, погружается в размышления о неизменности мира, в котором меняются только люди. Но всех нас роднит бесконечность и непознаваемость, которая порой пугает, но влечет дальше, хотим мы этого или нет. Каждое новое открытие приносит разочарование даже только потому, что в прошлое не вернуться, не испытать заново чувств пережитых когда-то, никогда не стать прежним.

Герой открывает, что существует единственный момент искренности – в момент переживания. Спустя время наслаиваются другие события, меняя угол зрения подчас на противоположный, приходит запоздалый стыд. Он больше не хочет видеть старых друзей-сослуживцев, так как беседа с ними теперь окажется фальшивой, как фальшивы были письма к матери, ведь прежнего её любимчика давно нет. Мы меняемся, а нас помнят такими, каких нас уже нет.

В монодраме запечатлен этот момент истины – в переживании на глазах зрителя, перед глазами которого протекает процесс непрерывного изменения, развития мысли героя. Это происходит так: фиксируются некоторые события и в связи с ними герой пытается проанализировать свои чувства, представленные в основном многоточиями. Авторский анализ исходит от того блаженного момента, когда "раньше был такой рыбкой с хвостом" и до момента настоящей попытки разобраться в жизни. Что герой ощущает сейчас? С возрастом обострилось чувство времени, а повседневность, обыкновенность, окружающая взрослых, выглядит как "пыль, которая валиками собирается в труднодоступных углах под кроватью".

Служба в армии произвела самые сильные изменения, это было "сильно", - говорит автор. Если раньше несоответствие между тем, что видели в нем близкие и тем, какой он есть на самом деле, особого шока у героя не вызывало, лишь лёгкое недоумение, то прошедшему флотскую муштру человеку уже "было мучительно трудно прикидываться прежним", чтобы отвечать на мамины письма: "Здравствуй, мамочка, ... у меня все нормально…".

Мир становится тесен, герой не помещается в старых рамках, но, простите, это же нормально! Нет, ну невозможно всё- таки так долго взрослеть и с болью такой. Но пусть – так, у каждого, в конце концов, свой путь к смерти или к чему там ещё.

Угнетает такое количество негатива и ностальгии по детству. Ну, соврал когда-то человек, съёжился годы спустя под душем от стыда, ну перешагни – и живи дальше… но – не будем столь категоричны, просит автор о снисхождении… все вопросы у него – спорны, это драма… Непросто принять себя таким, какой ты есть сейчас, непросто простить себя. Боязнь вечная разочаровать родителей, офицеров, чувство вины перед окружающими – не такой, как ожидали..

И – "распадаются имена на части, если повторять их много раз", рассуждает герой, а не надо – повторять, не стоит набивать рот хлопьями пыли, пусть всё будет каждый раз по-новому. Рассказчик боится будущего, боится, что начнется "что-то такое, основное, чего мне знать не хочется, чего я боюсь, чего я очень боюсь и что очень скоро начнется... обязательно...." Всё течет, всё меняется, и это счастье, но не повод к пессимизму подобному, зачем жалеть близких, потерявших прежнего тебя, они же обрели нового…

Возраст рассказчика не случаен: пришло время осмыслить всё происходящее, попытаться подозрения превратить в уверенность, да только невозможно всё понять до конца, потому – и драма, нет ответов на вопросы. Да как-то получается, что и самих вопросов тоже нет. Просто – фиксация некоторых событий и попытка осознать собственное "Я", сравнивая такого разного "себя" в настоящем и прошлом…

Неоднозначность ситуаций, бесчисленные компромиссы, сочетания несочетаемого, удивляют рассказчика. Можно, оказывается, со вкусом и собачку съесть, чтобы не обидеть друга – корейца, представляя при этом заплаканную девочку – хозяйку несчастного животного; можно гибель отважных моряков, не желающих сдаваться в плен, рассмотреть как нелепость, а чего стоит одно наказание искусством. Как всё непросто.

И здесь к месту бесчисленные авторские многоточия, наполнить раздумьями которые предоставляется читателю. И сделать это будет легко: психологически безукоризненно поданы эпизоды и описаны движения душевные, с ними связанные, зарисовки из жизни, из жизни любого из нас, потому мысль автора, на первый взгляд сбивчивая и нелогичная, чудесным образом попадает в унисон с мыслью читателя.

Но на чём же герой "собаку съел"? Уж не на том ли открытии, что мир остаётся прежним: бесконечным, непознаваемым, как небо звёздное, "вдруг" открывшееся взгляду ребёнка? Тогда он (мир) не страшен, не пылен, и открытый финал оптимистичен: живи, ищи, думай; и – хочется продолжения - не драмы – романа: "просто... ну, нужно как-то понять, разобраться.... Ведь что получается, или...."…



Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2