Главная страницаРазное Публикации

21/12/13

Карл Михаэль Белльман


Погожий июльский день кончился неожиданным ливнем, невероятно обильным и невероятно холодным даже для шведского лета. Низкие косматые облака, казалось, цеплялись за островерхие крыши Старого города, из которого вырос сегодняшний Стокгольм. Тесные, мощенные булыжником улочки, где не разминуться прохожим, превратились в бурные речки, стремившие свои воды вниз, к гавани. Однако на автомобильной стоянке, что занимает теперь весь пригорок за неуклюжей громадой Королевского дворца, все прибывало и прибывало машин. Сквозь шелест стихавшего дождя слышалось, как хлопали дверцы экипажей, с треском раскрывался зонтик, автомобилисты становились пешеходами и, прыгая через лужи, исчезали в глубине старых кварталов. Оттуда, от Большой площади, доносились приглушенные звуки оркестра.

Большая площадь не так уж велика на самом деле. Стиснутая Старой биржей и рядами разноцветных, узких, в два-три окна, фасадов голландских построек, она скорее напоминает неширокий уютный двор. Движение транспорта через площадь было перекрыто, и все ее небольшое пространство было заполнено публикой, которая терпеливо ждала чего-то, не обращая внимания на дождь.
Внезапно двери одного из домов распахнулись, и на площадь с пением и хохотом высыпала гурьба веселых и непривычно одетых людей — молодые люди в камзолах и пудреных париках с косичкой, девушки в мантильях и кринолинах. Прошлись колесом акробаты в шутовских колпаках. Пронзительно закричала, предлагая яблоки и дешевые конфеты в сусальной обертке, уличная торговка. Выскочили откуда-то и кинулись в толпу мальчишки-газетчики с кипами   газет.   Громче заиграл оркестр, прижавшийся к чугунному остову старинного фонтана. http://www.tyt-skazki.ru/load/starik_khottabych/17

Вся площадь как по мановению волшебной палочки ушла в прошлое, в далекий XVIII век, и этому превращению ничуть не мешали ни празднично одетая толпа стокгольмцев, ни полисмен в элегантно скроенном пластиковом плаще, ни огни электрических фонарей, уже зажегшихся в этот сумеречный час. А в центре суеты, царившей теперь на площади, возвышался крупный мужчина в камзоле и узких лосинах с лютней в руках. Вот он ударил по струнам, толпа притихла, и над площадью понеслась веселая песня.

Волею Феба
Очистилось небо,
И золотом хлеба
Наш путь озарен.
Лошади — в танце
И лоснятся глянцем,
И ржут, может статься,
Шля Фебу поклон...
За подлеском
С громом и блеском
В своей колеснице
Юпитер резвится.
Он мчаться на берег,
Как видно, намерен
К бурленью волн!


Этот красочный уличный спектакль в Стокгольме устраивают ежегодно в честь великого шведского поэта и музыканта, или, как говорят шведы, скальда Карла Микаэля Белльмана. Целую неделю длятся празднества — по улицам города идут шумные карнавалы, в городских парках, в уголках, которые так любил Белльман, идут концерты. И звучат, звучат песни...

Впрочем, и без этих праздников произведения Белльмана до сих пор популярны в Швеции. Их поют с театральных подмостков и по радио, в кругу друзей и на официальных вечерах. Их исполняют известные певцы и просто любители. Есть и поэты, которые продолжают творческие традиции Белльмана. Крупнейший из современных трубадуров — Эверт Тоб, который, несмотря на преклонный возраст (ему уже за 80 лет), до недавнего времени частенько выступал со своеобразными авторскими концертами, исполняя сложенные им самим песни. http://psi-na.ru/publ
 
***

***




Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2



фыв