Главная страницаРазное Публикации

14/12/13

Борьба вокруг оценки одаленских событий


В шведской историографии, публицистике, искусстве до сих пор продолжается яростная борьба вокруг оценки одаленских событий. Самое напоминание об этих событиях уже претит правой буржуазной прессе. Известный шведский режиссер Бу Видерберг только заговорил о намерении снять фильм об Одалене 1931 года, как на него обрушилась консервативная печать. «Зачем бередить старые раны?» вопрошала «Свенска дагбладет». А уж каких только ярлыков не навешивали на режиссера и на кинокартину после ее выхода на экран, хотя сделана она была с позиций радикального социал-демократа. Реакционная критика объявила фильм «фальшивым», «поверхностным». И все потому, что на экране, как и 40 лет назад, капитан Местертон отдает роковой приказ, гремят выстрелы, напоминая шведам, что будущее может быть завоевано только решительной борьбой рабочего класса против власти монополий.

Да и в самом Одалене теперь все чаще вспоминают о событиях сорокалетней давности. Нравы одаленских предпринимателей не очень заметно изменились за эти годы. Хоть и не похожи они на старого Герхарда Верстега, но тем не менее так же мало склонны считаться с нуждами рабочих, как и в тревожные двадцатые годы.

Да и экономическая обстановка в этом районе не отличается особой устойчивостью. К моменту моей поездки в Одален там было закрыто уже три крупных предприятия, персонал которых перебивался на страховку по безработице, и теперь на очереди было четвертое — сульфитная фабрика, принадлежащая концерну «Свенска целлюлоза».

До Крамфорса и до фабрики добирались совсем уже в темноте, с трудом преодолевая неистовый буран, который превратил шоссе в снежную целину. У развилки мой провожатый притормозил и, кивнув за окно, сказал:

— Вот здесь шли они тогда, в 1931-м. Фабричного   профсоюзного    организатора    Ивара Эрикссона, с которым у нас была условлена встреча, мы нашли на лесопилке, где старомодные лебедки, грохая и лязгая цепями, таскали длинные обледенелые бревна. Люди работали споро, но молча, равнодушно. Да и вряд ли будешь испытывать особое удовольствие, зная, что с 15 марта будущего года фабрику закроют и ты останешься без места. А ведь для многих фабрика — это вся жизнь.

— Я все профессии перепробовал на фабрике, — рассказывает Ивар. — Теперь вот в разметчиках Для другой работы не гожусь из-за травмы.
— Натруженной рукой Ивар потер поясницу.
Теперь мы сидели уже в конторе, подальше от грохота лесопилки. Из кабинета управляющего на нас то и дело поглядывал, высовывая длинную белобрысую голову из двери, долговязый господин. Его явно беспокоило, о чем это шепчутся в углу разметчик и русский. Между тем Ивар Эрикссон говорил о том, как тяжело придется 145 рабочим фабрики, если она действительно закроется. Как ни высоки в Швеции по сравнению с соседними странами пособия по безработице, доход каждого уменьшится сразу более чем вдвое. Концы с концами свести будет невозможно.

— Труднее всех придется тем, кто давно уже на фабрике, — задумчиво произносит Эрикссон. — Пожилые вряд ли сумеют получить новую специальность, а уж подняться да переехать на другое место, где еще может быть в нас, стариках, нужда, и вовсе невозможно. Будем уж здесь век коротать, что бы ни случилось... Актуально: строительный каталог информации http://www.stroy-stroyka.ru
 



Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2



фыв