Главная страницаРазное Публикации

14/12/13

Прошлое Одалена


О прошлом Одалена мало просто сказать, что оно богато событиями. Оно уникально. Для шведской истории, разумеется. Шведские богачи во все времена предпочитали по возможности не доводить до крайности свои конфликты с трудовым людом. Здесь же случилась крайность. Здесь была расстреляна рабочая демонстрация, а вместе с нею и вера шведских пролетариев в патернализм буржуазии, в «отеческую заботу» правящих классов о «всенародном благе». С тех пор слово «Одален» в сознании любого шведа неминуемо ассоциируется с трагедией, а день вознесения 14 мая 1931 года считается черным днем новейшей истории Швеции.

К этому трагическому дню привела длинная цепочка событий. Несладко жилось тогда в Швеции. Кризис обрушился и на эту страну. Закрылись предприятия. По дорогам из города в город тащились безработные в поисках случайного заработка. Не найдя ничего лучшего, власти ввели в действие закон о бродяжничестве, и многие оказывались за тюремной решеткой. Напряженная обстановка царила и в Одалене, где половина рабочего населения осталась без работы, а следовательно, и почти без всяких средств к существованию. Поэтому никто особенно не удивился, когда на предприятии концерна «Гранинге», поблизости от другого одаленского города, Крамфорса, километрах в 50 от губернского центра, вспыхнула забастовка. Производство остановилось, и хозяева, действуя вполне в духе времени, пригласили штрейкбрехеров. Рабочие попытались было усовестить и припугнуть предателей. Но попытка эта окончилась неудачно: обеспокоенные активностью стачечников местные власти вызвали для охраны штрейкбрехеров воинскую часть.

На следующий день после стычки со штрейкбрехерами рабочие собрались на митинг протеста против использования «желтых». Решено было вновь воззвать к совести тех, кто от голодного отчаяния или по классовой слепоте взялся помогать хозяевам. И к портовым причалам пригорода Лунде, где работали штрейкбрехеры, двинулась многотысячная демонстрация. Лозунги демонстрации переросли первоначальный замысел ее организаторов. Она превратилась в массовую манифестацию пролетариата, требовавшего социальной справедливости, улучшения условий жизни и труда.

У сада для народных гуляний путь демонстрантам преградила стена солдат. Несколько секунд длилось оцепенение. Колонна взорвалась возгласами возмущения. Вскинулась и понесла на толпу лошадь какого-то капрала. Откуда-то в шеренгу солдат швырнули камень. И командир отряда капитан Местертон, не раздумывая, выкрикнул слова команды. Раздался залп, другой, нервно затарахтел пулемет... Наивный трубач оркестра, шедшего во главе демонстрации, вспомнив рекрутские денечки, приставил к губам свой корнет-а-пистон и проиграл «отбой». В грохоте выстрелов сигнал трубача пропел горькой и запоздалой нотой. Одаленская земля уже обагрилась рабочей кровью. Когда смолкли выстрелы, тишину прорезал острый крик: «Убийцы проклятые, что вы наделали!»

Конечно, потом была создана «авторитетная» комиссия, «объективно» расследовавшая все обстоятельства событий. Виновников нашлось много. Винили во всем и тонкую, нервную организацию капитана Местертона, и губернского чиновника, «забывшего» вовремя сообщить рабочим о телеграмме властей, которой отзывались штрейкбрехеры,и растерявшегося капрала, не сумевшего- сдержать лошадь, и неопытных, струсивших новобранцев с правого фланга. Но за тюремную решетку попали одаленские профсоюзные организаторы, обвиненные буржуазной прессой, во всяком случае, чуть ли не в «коммунистическом заговоре».

Когда год спустя к власти в Швеции пришло социал-демократическое правительство, главе его Перу Альбину Ханссону в первый же день была вручена петиция об освобождении осужденных. Но новый премьер, в разгар событий громогласно осуждавший процесс над одаленскими рабочими как «образчик классового правосудия», оставил приговор в силе.

Да, процесс над руководителями крамфорсских рабочих был действительно односторонним, предвзятым, поистине классовым. Это было очевидно уже тогда и не оставляет ни малейших сомнений сегодня. «Если уж и есть злодей в сдаленской трагедии, писала одна стокгольмская газета, рецензируя недавно вышедшую книгу о событиях в Крамфорсе, так это социальный цинизм, цинизм властей и руководства предприятия, которые имели наглость послать сначала штрейкбрехеров, а потом и войска в центр стачки». На суде об этом и слова не было сказано. И конечно же, обвинение в первую голову постаралось оставить вне поля зрения хозяина концерна «Гранинге» Герхарда Верстега. А ведь его недаром называли «диктатором Одалена», и на нем лежит едва ли не основная ответственность за вызов солдат в Одален и уж наверняка прямая ответственность за приглашение штрейкбрехеров.
 
slogan.com.ua

Качественный перевод литературного текста в бюро переводов "Слоган", г. Киев.






Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2



фыв